Как вы понимаете антивоенный протест в России?

В апреле мы опросили англоязычных респондентов, чтобы понять, как они поимают возможность антивоенного протеста России.

Онлайн опрос об антивоенном российском движении проводился с 28 марта по 1 мая 2022 г. Ссылка на анкету размещалась на сайте проекта The Voice of Russia, на персональных страницах координаторов проекта в социальных сетях, в группе The Weavers Circle, а также распространялась по подписчикам проекта и в академических кругах.

Опросили: 141

35% — Великобритания

45% — страны ЕС

21% — США, Россия, Индия, Израиль, Украина и др.

Почти половина опрошенных (45%) в возрасте до 39 лет, 39% — от 40 до 59 лет, 16% — в возрасте 60 лет и старше. 45% респондентов – мужчины, 53% — женщины, 1% — небинарная персона и 1% предпочли не указывать свой гендер.

Большинство респондентов (79%) имеют степень бакалавра или магистра. 74% опрошенных работают – по найму (46%) или самозанятые (28%).

Респонденты высоко оценивают опасность, связанную с участием в антивоенном движении в России. 90% респондентов указали 4 или 5 баллов (опасно или очень опасно) по 5-балльной шкале. Эта оценка в целом реалистична – открытое несогласие с войной (например, одиночные пикеты, посты в социальных сетях или СМИ) в настоящий момент наказуемо. Оно трактуется как «дискредитация использования Вооруженных Сил Российской Федерации» и может повлечь административную или уголовную ответственность (Федеральный закон от 04.03.2022 г. № 32-ФЗ).

На вопрос, какой процент россиян вовлечено в антивоенное движение, наиболее популярные ответы – 5% или 10%. Однако некоторые респонденты справедливо отмечают неясность формулировки: что считать вовлечённостью – активное участие или поддержку? Доля активных участников оценивается ниже (меньше 1%), доля поддерживающих антивоенное движение выше (5%-10% и более).

Вопрос, какое влияние окажут западные экономические санкции на народ России, разделил респондентов. 26% ответили, что россияне будут протестовать против президента и правительства, 30% — что россияне, напротив, объединятся вокруг президента и правительства, 44% выбрали ответ «другое».

Действительно, отношение к санкциям в российском обществе неопределённое, многие ещё не ощутили их введение в полной мере. Например, по данным третьей волны общероссийского опроса «Хроники» (проходил с 26 по 30 марта 2022 г.) ощутили на себе введение санкций 41% респондентов, 56% — не ощутили. Лишь 35% респондентов полагают, что санкции нанесут экономике очень сильный/скорее сильный ущерб, 33% полагают, что ущерб экономике от санкций будет скорее слабым, а 20% — что ущерба вообще не будет. При этом 48% респондентов ожидают ухудшение материального положения своей семьи в связи с санкциями, 35% полагают, что их материальное положение никак не изменится. То есть респонденты видят риски от санкций скорее для себя, своей семьи, чем для экономики страны в целом. В четвёртой волне «Хроник» (проводилась с 13 по 18 апреля 2022 г.) на вопрос «В какой степени санкции западных государств против России могут повлиять на ход «специальной военной операции»» лишь 13% респондентов ответили, что «точно могут». Для сравнения: на аналогичный вопрос в украинском опросе (партнёрский проект «Хроник») «точно могут» ответили 39% респондентов.

Хотя респонденты третьей волны «Хроник» полагают, что основная цель западных санкций в ослаблении российской экономики (55% ответивших) или в том, чтобы вызвать массовые недовольства населения (42% ответивших), эти же респонденты не прогнозируют роста социальной напряжённости и недовольства – лишь 28% думают, что недовольство в обществе будет расти. Иными словами, мы не видим признаков нарастания протестных настроений в связи с санкциями и экономической ситуацией в стране. Вероятно, недовольство со временем усилится, но его проявления в любом случае будут подавлены.

В конце анкеты задавался вопрос, в какой поддержке, по мнению респондентов, больше всего нуждаются участники антивоенного движения в России. Треть ответивших на этот вопрос указала разнообразную информационную поддержку — освещение антивоенной деятельности, публичность за пределами России, помощь движению в получении независимой информации. Также респонденты отмечали необходимость финансовой и юридической помощи, обеспечение безопасности и возможность предоставления политического убежища.

Разумеется, проведённый опрос не является «репрезентативным», выборка неслучайная, конформная, то есть в неё попали наиболее доступные для исследователей респонденты. Очевидно, это люди академической или около академической среды, а также те, кто не только обеспокоен войной, но и интересуется происходящим в России. Срез мнений этой группы респондентов показывает в целом их осведомлённость и понимание происходящего в России, насколько это в принципе сейчас возможно. Разделение мнений о влиянии санкций на российское общество отражает действительность – одни «сплотились вокруг флага», другие, напротив, критикуют власть, третьи стараются уйти от тем войны, санкций и экономического кризиса из-за опасений или недоверия любым источникам информации.

Поделиться статьей:

Другие проекты

Pavel Otdelnov Whitening

Как быть русским после Бучи

Россияне переживают сейчас кризис идентичности, пытаясь ответить на вопрос, как жить после Бучи. Рассказывает доцент факультета социальных наук Университета Амстердама Анна Фенько.

Подробнее

If you'd like to support us

Card or PayPal:

BTC:
3FCQ1fsSGB6Z9QR227775wm9RQ1fUikdXD
ETH:
0x93de45336b216f6bd005a7b7bc4f1226a848e774

Thank you!